Хаски в гости к нам

Северный и Южный полюса Земли были покорены человеком в компании с ездовыми собаками. В 1909 году Роберт Эдвин Пири достиг Северного полюса на собачьих упряжках. 250 собак принимали участие в этом поистине героическом походе. А уже в 1911 году на противоположном конце планеты Южный полюс покорил Руаль Амундсен. Экспедиция из пяти человек выдвинулась в путь на четырех упряжках с 52 северными ездовыми собаками. Вернулись обратно те же 5 человек и только 11 собак, которых человек принес в жертву своей любознательности. И это лишь самые известные случаи. Ведь и сегодня ездовым собакам приходится служить человеку порой в самых экстремальных условиях, когда сталь лопается на морозе, а мазут застывает в баках.

Это, пожалуй, самая известная порода ездовых собак. Несколько упряжек северных ездовых собак были вывезены с Чукотки и Колымы еще во времена «золотой лихорадки». В 30-е годы XX века Американский Кеннел-клуб зарегистрировал породу — сибирский хаски. И эти собаки покорили весь мир. Еще до начала Второй мировой войны псов начали завозить в Альпы. Для подразделений альпийских стрелков собачьи упряжки перевозили военные грузы, почту и медикаменты. Теперь сибирских хаски можно встретить по всему миру — и в Аргентине, и в Китае, и в Австралии, и в Новой Зеландии, и в ЮАР. А в конце 80-х хаски начали появляться и в России.
В США — в Нью-Йорке и в городе Номе на Аляске — есть даже памятник ездовой собаке из породы сибирских хаски: знаменитому псу по кличке Бальт (Болто). Он был вожаком ездовой упряжки, которая в 1925 году — во время эпидемии — доставила в Ном противодифтерийную сыворотку, что позволило спасти жизнь многим детям. Памятники ездовым собакам есть и в Японии — там до сих пор помнят о 15 псах, которых не смогли вывезти из Антарктики.

Собачий спорт Ездовой спорт — если углубиться в историю — можно назвать исконно российским. И хаски — наши, с Чукотки; и среди северных народностей гонки на собаках всегда были одной из самых любимых национальных забав. Однако хаски по-настоящему вошли в большой спорт именно за рубежом. Больше чем в 30 странах мира сейчас есть федерации гонок на ездовых собаках. А сами соревнования проводятся даже там, где снега совсем мало или нет вовсе: в этом случае собаки тянут специальные тележки на колесах. Но все-таки на первом месте — зимние забеги. Состоят они из трех основных дисциплин: собственно гонки на упряжках, то есть соревнования на специальных санях (нартах), в которые запряжены несколько собак, управляемых спортсменом (каюром); гонки пулок (пулка — это небольшие сани, в которые запряжены от 1 до 3 собак, позади них движется лыжник, прикрепленный к этим саням специальным буксировочным тросом); ски-джоринг — движение лыжника за одной или несколькими собаками, с которыми он связан опять же специальным буксировочным тросом. Самой знаменитой гонкой мира считается «Айдитарод» (Iditarod Trail) на Аляске. Протяженность этой гонки — почти 2 000 километров. И проводят ее в память о том самом собачьем подвиге — когда упряжка, доставив сыворотку, спасла детей от эпидемии дифтерии. По тому же пути сейчас в начале марта отправляются 60—70 собачьих упряжек — до Нома, расположенного почти на берегу Берингова пролива. Эта гонка продолжается почти две недели. В отличие от исторической упряжки современных участников на контрольных пунктах ждут ветеринары, каюров встречают термосами с горячим супом, а по маршруту вертолеты сбрасывают еду. Если «Айдитарод» считается самой протяженной гонкой, то самой трудной называют гонку «Юкон Квест» — естественно, она проводится на Юконе. Протяженность — чуть больше полутора тысяч километров, проходит по местам наиболее известных золотых приисков XIX века. В те времена в зимнее время эти прииски сообщались между собой только с помощью собачьих упряжек. Глубокий снег, торосы, крутые перевалы, тяжелые сани, мороз до минус 40. Белое безмолвие — мечта поклонников Джека Лондона. Каюры получают обморожения, собаки сбивают лапы. Кстати, во избежание последнего гонщики одевают на лапы своих «залетных» специальные башмачки. За гонку на каждую упряжку расходуется до 1 500 штук этой необычной обувки. Но не стоит думать, что всю дорогу хаски и каюры только и делают, что мучаются. Ездовым собакам нравится бегать. Сибирские и аляскинские хаски, камчатские ездовые и выведены специально для того, чтобы бежать дальше, больше и быстрее. Эти собаки живут до 20—25 лет и сохраняют рабочие качества до 10—15 лет. А перед стартом хаски поют свою песнь бегу. И именно с этой песнью они срываются с места. Чтобы догнать, перегнать — и просто бежать. Это у них в крови.

В Екатеринбург ездовую породу первым завез знаменитый путешественник Владимир Рыкшин. На его счету уже несколько экспедиций с ездовыми собаками. Восхождения на Эльбрус, пик Ленина и пик Коммунизма (за два последних он попал в книгу рекордов Гиннесса), прохождение по торосам на собачьих упряжках самого сложного в Ледовитом океане пролива Лонго (мыс Шмидта — остров Врангеля). Первое, тренировочное восхождение альпинист Владимир Рыкшин (к тому моменту уже мастер спорта), его друг Павел Смолин и упряжка чукотских ездовых собак сделали на Эльбрус. Без собак Рыкшин там был раз шесть. А в седьмой поднялся уже с четвероногими альпинистами. И убедившись, что собаки чувствуют себя в горах неплохо, поставил новую цель — восхождение на семитысячник. Для этого был выбран пик Ленина. Пик Ленина восходители с собаками пытались покорить дважды — в первый раз поднялись до высоты 6 200 метров. А через год Владимир Рыкшин, Леонид Плотников и их псы все-таки добрались до вершины. Решающему штурму предшествовали две недели акклиматизации в горах и тренировки собак на крутых склонах. Вернувшись домой, Рыкшин получил первый диплом Гиннесса — за восхождение на семитысячник с собачьей упряжкой. На пик Ленина он поднялся с чукотскими ездовыми собаками. А на пик Коммунизма пошли уже сибирские хаски.

После пика Ленина у Рыкшина возникла идея восхождения на пик Коммунизма. На этой вершине он бывал дважды и знал маршрут, по которому можно пройти. И они его действительно прошли. С собачьей упряжкой. Только на саму вершину поднялись уже ночью. А на спуске потеряли собак. Есть там такое место — ледовая доска 800 метров, — где обязательно нужна страховка. Страховка получилась чисто символическая: снег был рыхлый, до льда практически невозможно докопаться, да и страховка — через ледоруб, очень слабая, ненадежная. Рыкшин привязывал двух псов к себе, шел вниз… После того как упряжку спустили, отвязали собак — и три из них просто исчезли. Скорее всего, попали в лавину, которая сошла совсем рядом. И был второй диплом, свидетельствующий, что путешественники снова попали в книгу рекордов Гиннесса. Ведь никто никогда на такую высоту с собаками не поднимался. Но после этого Рыкшин дал себе зарок: никогда собак в горы не брать.

Все в той же компании Леонида Плотникова Рыкшин отправился на берега мыса Шмидта, чтобы проехать на собаках через пролив Лонго — от мыса Шмидта до острова Врангеля, по пути племени анкелонов (помните к/ф «Земля Санникова»?). Когда-то это племя жило на берегах мыса Шмидта, вело войны с местными жителями, а потом исчезло. И последняя стоянка племени была обнаружена уже на острове Врангеля. Рыкшин с Плотниковым оделись в настоящие малицы и отправились в новое путешествие. Сопровождали их чукотские ездовые собаки — упряжка была арендована у местных жителей. В той экспедиции собаки дважды спасали Рыкшину жизнь. Как-то Владимир шел первым, а его напарник следом вел упряжку. И вдруг вожак Мкнчан буквально сбил Рыкшина с ног и бросился вперед. Оказалось, совсем рядом, буквально в двух шагах — полынья, скрытая хрупким молодым льдом. Первые четыре собаки провалились. Путешественники их вытащили, распрягли из упряжки. Собаки начали кататься по снегу, стряхивая таким образом воду. А в конце этого путешествия Рыкшин, Плотников и собаки оказались на льдине. И несло их в сторону Ледовитого океана. Спутниковых телефонов тогда не было, зато экспедиция была зарегистрирована в Морфлоте в Москве. Группа подала сигнал, его приняли, но пока шли телефонные переговоры, пока на место передали координаты, льдину с этого места уже отнесло. Ситуацию усугубили туман и плохая видимость — прилетевший вертолет никого не нашел. Еды у путешественников к тому моменту не осталось. И им пришлось съесть собаку: речь в тот момент уже шла о выживании. А чтобы выжить на холоде — нужно двигаться. Чтобы двигаться — нужны хоть какие-то калории, значит, нужно есть.

Из путешествия через пролив Лонго Рыкшин ни одного пса не привез. Упряжку по возвращении вернули хозяевам. Местные жители продолжают использовать собачий транспорт. Снегоходы у них тоже есть, но они — в отличие от собак — ломаются. Зато Владимир привез двух щенков настоящих сибирских хаски. И не откуда-нибудь, а с Аляски, куда ездил в качестве наблюдателя на чемпионат мира по гонкам на ездовых собаках. Рыкшин тогда подумывал начать выступать на этих соревнованиях. Стэн и Ева (так зовут щенков сибирских хаски, которых Рыкшин привез в Екатеринбург) давно уже выросли. И стали родоначальниками этой породы в Екатеринбурге. Щенков хаски, говорит Рыкшин, люди берут с удовольствием. Очень уж они добродушные. Есть у этих собак такая черта характера: даже по приказу они никогда не набросятся на человека.

Все материалы